Грыжа это не приговор бубновский читать

Заместо предисловия

Каждый 2-ой пациент с болями в спине при вопросце: «Что вас волнует?» – отвечает: «У меня грыжа, доктор!» И в очах читается таковая безысходность и тоска, как будто он произнес свой приговор.

Многие годы пытаетесь вылечить СУСТАВЫ?

Глава Института лечения суставов: «Вы будете поражены, насколько просто можно вылечить суставы принимая каждый день средство за 147 рублей...

Читать далее »

При этом имеется в виду грыжа позвоночника – термин, ставший престижным в крайние лет 20 и разъясняющий боли в спине; это не паховая или пупочная грыжа. У этого пациента и у почти всех остальных, обратившихся ко мне с отданной неувязкой, глаза были полны кошмара. Еще бы?! Она – эта грыжа (заболевание, при котором происходит выхождение (выпячивание) внутренних органов из полости, занимаемой ими в норме, через нормально существующее или патологически сформированное отверстие в) позвоночника – может «выпасть вовнутрь позвоночного столба, ущемить все нервные окончания, и будешь ходить или под себя, или шаркая ногами!

НАШИ ЧИТАТЕЛИ РЕКОМЕНДУЮТ!

Для лечения суставов наши читатели успешно используют Sustalaif. Видя, такую популярность этого средства мы решили предложить его и вашему вниманию.
Подробнее здесь…

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

» Во всяком варианте, так уверяли все невропатологи, консультировавшие пациентов ранее и посылавшие их к нейрохирургу. В крайний момент кто-то посоветовал обратиться в центр кинезитерапии, то есть в наш центр, где докторы могут управляться с грыжами позвоночника без операций. «Да?! – подумал я. – Умнейшее болезнь «сотворили» нейрохирурги – грыжа позвоночника!

То, что это «творение» принадлежит конкретно отданному обществу докторов, я не колеблюсь ни секунды. Ранее острые боли в спине разъясняли все больше радикулитом. При этом вылечивать этот самый радикулит пробовали до этого всего терапевтическими способами, к нейрохирургу посылали только в последнем варианте. То есть когда терапия, то бишь фармацевтические средства, физиотерапия, вытяжения, банки и так дальше, оказывалась не в состоянии совладать с болью (неприятное или мучительное ощущение, переживание физического или эмоционального страдания) в спине, в особенности ежели пациент попал в драгоценную клинику, и плюс к этому нарушались функции мочеиспускания.

Не желаю быть истиной в крайней инстанции, но мне раз в день приходится отвечать на 10-ки вопросцев нездоровых. Потому и эту книжку я желаю выстроить по принципу «вопросец – ответ». И еще: я считаю, что результатом действий доктора должен быть итог, удовлетворяющий пациента.

Ко мне, как правило, приходят с 2-мя желаниями. 1-ое – снять боль, и лучше без фармацевтических средств, которыми пациент (человек или другое живое существо, получающий(-ее) медицинскую помощь, подвергающийся медицинскому наблюдению и/или лечению по поводу какого-либо заболевания, патологического состояния или иного) уже насытился. И 2-ое – вернуть всеполноценную трудоспособность, то есть опосля проведенного исцеления возвратиться к собственной профессии, при этом не ограничивая себя в быту, а также ношением корсетов. В качестве аргументов буду приводить теоретические обоснования анатомо-физиологической организации позвоночника, ссылаться на представления знатных ученых и практиков, а также выписки из соответствующих историй заболевания.

Начну с одной из таковых историй заболевания: прооперирована пациентка в одной из городских больниц, вот что происходит с ней опосля операции.

Таковым образом, до операции даму, естественно, уверяли, что операция решит все ее неувязки и она сходу возвратится к прежней жизни. Но опосля операции ее, как следует из советов вылечивающего доктора, на 2 месяца исключили из активной жизни, запретили 2 месяца посиживать.

И, в конце концов, просто дали под наблюдение местного невропатолога, который к этой операции никакого дела не имел (мол, пусть зачищает нашу работу) и у которого и собственных участковых дел много: пожилые люди, посиживающие в ряд перед кабинетом и требующие его внимания.

Наше доп миофасциальное обследование[1] выявило всераспространенный гипертонус[2]околопозвоночных мускул в области грудного и поясничного отделов позвоночника, на которое ранее никто из докторов (человек, использующий свои навыки, знания и опыт в предупреждении и лечении заболеваний, поддержании нормальной жизнедеятельности организма человека) внимания не направил. Во всяком варианте, в эпикризе об этом не записано.

Невелико этого, выявилась ригидность (собственного рода одеревенение. – Б.С.) связок позвоночника поясничного отдела. То есть женщина растеряла упругость вследствие ношения корсета. Не считая того, и это практически самое основное, выявилась утрата мускулами ноги их антропометрической нормы по задней поверхности, где происходят главные нервно-сосудистые пути (седалищный нерв, артерии, вены).

Это признак мышечной дефицитности, выявляемый традиционно в постпубертантный период (опосля полового созревания). Женщина вправду никогда не занималась гимнастикой и к тому, что не могла коснуться рукою пальцев ног, не сгибая коленей, относилась размеренно. Ежели бы она знала, чем это может окончиться…

Многофункциональное тестирование отдельных мышечных групп, которое мы проводим опосля диагностики на тренажерах[3], показало, что у нее слабенькие ноги. Она с трудом делала упражнения с отягощением, которые просто выполнила бы девченка 5– 6-го класса.

Направите внимание и на советы опосля операции! Женщине обещали решить все ее неувязки стремительно и навсегда, а она получила не лишь корсет, но и III группу инвалидности на год, и уже без каких-то положительных прогнозов. Я бы посоветовал ей через некое время сделать контрольный снимок позвоночника, и, мыслю, она бы узрела на прооперированном участке позвоночника новейшую «грыжу», а может быть, еще одну в примыкающем межпозвонковом диске.

Гамильтон Холл, глобально узнаваемый хирург-ортопед, спец по болезням спины, основоположник Канадского института спины, в собственной книжке «Ваш позвоночник» (Москва, «Бином», 1997) пишет: «Практически всем своим клиентам я разъясняю две принципиальные вещи, касающиеся хирургии. Во-1-х, лишь наименее 2 % людей с болями в спине () — собственный момент импульса элементарных частиц, имеющий квантовую природу и не связанный с перемещением частицы как целого) могут выиграть от хирургической операции;

98 % из 100 %, включая томные варианты (одна из нескольких редакций какого-либо произведения (литературного, музыкального и тому подобного) или официального документа; видоизменение какой-либо части произведения (разночтения отдельных), больше выиграют от композиции физиотерапии, фармацевтических средств, упражнений и верных ежедневных движений, т. е. занятия верных позиций в положении стоя, посиживая, лежа и т. д.». То есть спец, заинтригованный, казалось бы, в проведении операции (действие или их совокупность для достижения какой-либо цели) по удалению грыжи позвоночника, предупреждает о довольно маленьком проценте удачных финалов операций по удалению грыж позвоночника… Даже его слова «как-то выиграть» не чрезвычайно воодушевляют, а эти 2 % тем наиболее.

Дальше он пишет: «Мысль хирургии как панацеи время от времени поддерживается самими медиками. Из наилучших побуждений, пытаясь выработать у пациента оптимистическое отношение к будущей операции, хирург может с лишним интересом говорить о том, что он приведет вас в «полный порядок» или «устранит все проблемы с вашим диском». Откровенно говоря, никакая операция на позвоночнике не дает полной гарантии.

А ежели бы и можно было их отдать, то уж во всяком варианте нельзя утверждать, что все неувязки, связанные со спиной, снимутся раз и навсегда. Через недельку или через год опосля удачной операции может заявить о для себя какой-либо иной диск или сустав, никогда ранее не представлявший беспокойства. …Не считая того, обширно всераспространено заблуждение, что хирургия – это способ, позволяющий избавиться от всех заморочек стремительно, раз и навсегда, избежав необходимости заниматься в предстоящем собственной спиной… На самом деле, когда опосля операции ваша спина становится уже не той, что до этого, у вас наиболее чем довольно обстоятельств хлопотать о ней с помощью упражнений и выработки соответственных привычек».

Время от времени в приватной беседе с нейрохирургами я спрашиваю их, что таковое, по их мировоззрению, грыжа позвоночника. Созидая явное удивление на лице собеседника, продолжаю: «Лишь не говорите, что это выпадение пульпозного ядра за пределы фиброзной оболочки с ущемлением корешка спинного мозга!» Как правило, следует встречный вопросец: «А что же это?

» Наиболее того, и со своими пациентами я нередко разговариваю о том, соображают ли они сущность собственных заморочек. Это чрезвычайно принципиально. Так уж случилось, что мне самому пришлось пройти через несколько операций на опорно-двигательном аппарате. Три из них можно было и не делать, ежели бы я осознавал сущность собственных заморочек. Удачно окончилась лишь операция, к которой я подошел со познанием дела, осознавая, что со мной сделает хирург и что делать опосля операции в восстановительном периоде.

Я перестал спорить с диагнозом «грыжа позвоночника (несущий элемент скелета позвоночных животных (в том числе, скелета человека))», который слышу из уст пациентов. Анализирую ситуацию и просто вылечиваю… Без операционного стола, анестезии, наркоза.